«Я решил… вести подготовку к новому освободительному движению…» Генерал И.М. Зайцев и подготовка белоэмигрантами вооруженного вторжения на советскую территорию в 1923 г.

 
Код статьиS013128120003934-8-1
DOI10.31857/S013128120003934-8
Тип публикации Статья
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Институт славяноведения РАН
Адрес: Российская Федерация
Название журналаПроблемы Дальнего Востока
ВыпускВыпуск №1
Страницы116-125
Аннотация

В ста­тье впер­вые вво­дят­ся в на­уч­ный обо­рот пре­ж­де не при­вле­кав­шие вни­ма­ние ис­сле­до­ва­те­лей пись­ма од­но­го из вид­ных дея­те­лей рус­ской во­ен­ной эмиг­ра­ции в Ки­тае, со­рат­ни­ка ата­ма­на А.И. Ду­то­ва, ге­не­рал-май­о­ра И.М. Зай­це­ва, ка­сав­шие­ся во­про­са под­го­тов­ки им в1923 г. втор­же­ния бе­ло­эмиг­ран­тов на со­вет­скую тер­ри­то­рию. До­ку­мен­ты бы­ли вы­яв­ле­ны в ар­хи­ве Гу­ве­ров­ско­го ин­сти­ту­та в США и про­ли­ва­ют свет на ма­ло­из­ве­ст­ный эпи­зод во­ен­но-по­ли­ти­че­ской ис­то­рии рус­ской эмиг­ра­ции в Ки­тае.

Ключевые словагражданская война, русская военная эмиграция, генерал И. Зайцев
Источник финансированияИс­сле­до­ва­ние осу­ще­ст­в­ле­но при фи­нан­со­вой под­держ­ке Рос­сий­ско­го фон­да фун­да­мен­таль­ных ис­сле­до­ва­ний в рам­ках про­ек­та № 17–81–01022 а(ц) «Ис­то­рия Гра­ж­дан­ской вой­ны в Рос­сии 1917–1922 гг. в до­ку­мен­тах офи­це­ров рус­ской ар­мии».
Получено29.03.2019
Дата публикации29.03.2019
Кол-во символов29691
Цитировать   Скачать pdf Для скачивания PDF необходимо авторизоваться
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной.
1 С окончанием Гражданской войны и исходом остатков белых армий в эмиграцию лидеры Белого движения не прекратили разработку планов вооруженного реванша. Надежды на возвращение в Россию и на победу над большевизмом поддерживали военных эмигрантов на протяжении многих лет. Особенно реальными такие надежды казались в начале 1920х годов, пока эмиграция не утратила свою армейскую структуру и боевой дух.
2 Реваншистские настроения были присущи не только ветеранам Белого движения, перебравшимся в Европу, но и тем, кто после поражения оказался в Азии. Конкретные планы вторжения в советский Туркестан в 1920 — начале 1921 г. разрабатывал оказавшийся в Западном Китае оренбургский атаман генерал-лейтенант А.И. Дутов, что в итоге стало причиной советской спецоперации по его ликвидации1. 1. .Подробнее см.: Ганин А.В. Атаман А.И. Дутов. М., 2006. С. 462–502.
3 Преемники Дутова не оставили надежд на реванш. Одним из сторонников возобновления борьбы был генерал-майор И.М. Зайцев (1877–1934) — склонный к конспирации опытный белый подпольщик и человек авантюрного склада характера2. 2. .Подробнее о Зайцеве см.: Ганин А.В. Большая игра генерал-майора И.М. Зайцева // Казачество России в Белом движении. Белая гвардия. Альманах. 2005. № 8. С. 193–207; Он же. Шестой побег генерала Зайцева // Родина. Российский исторический иллюстрированный журнал. 2005. № 3. С. 28–32; Он же. «Соловки» Ивана Матвеевича Зайцева // Воспоминания соловецких узников 1923–1939. Соловки, 2014. Т. 2: 1925–1928. С. 162–171; Он же. «Я дал клятвенное обещание неустанно, неусыпно вести борьбу с палачами и тиранами русского народа…» Новые материалы о генерале И.М. Зайцеве // Известия Лаборатории древних технологий (Иркутск). 2017. Т. 13. № 3. С. 109–121; Ганин А.В., Семенов В.Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска 1891–1945. Биографический справочник. М., 2007. С. 227–228.
4 Период 1920–1924 гг. в биографии Зайцева наименее известен. По имеющимся данным, в начале 1920 г. Зайцев был командирован Дутовым из Семиречья в Кульджу и Кашгар с широкими полномочиями. Однако на китайской границе членов миссии ограбил разъезд анненковцев, в результате чего Зайцев откомандировал всех чинов в район Чугучака, а сам с адъютантом отправился на Урумчи, чтобы далее с помощью российского консула отправиться в Кашгар и выполнить поставленные задачи. Этим планам не суждено было сбыться. Летом 1920 г. Зайцев из Урумчи уехал в Пекин, куда прибыл только в октябре 1920 г.3 Побывал в Харбине и Владивостоке, обосновался в Пекине, где служил представителем Дальневосточной белой армии. Позднее перебрался в Шанхай. 3. .Подробнее см.: Новые материалы об атамане А.И. Дутове / публ. А.В. Ганина // «Атаманщина» и «партизанщина» в Гражданской войне: идеология, военное участие, кадры: Сб. статей и материалов / сост. и науч. ред. А.В. Посадский. М., 2015. С. 194–196.
5 Возможно, именно о тех событиях, смешанных с историей назначения Зайцева начальником штаба Оренбургской армии Дутова, свидетельствовал генерал П.Ф. Рябиков, вспоминавший про «командировку довольно большой миссии генерала Ивана Тимофеевича (правильно — Матвеевича. — А.Г.) Зайцева (оренбургского казака, окончившего академию Генерального штаба по 2 разряду), получившего задачу войти в связь с туземными племенами Туркестана и, насколько помню, попытаться проникнуть и в Бухару, и в Хиву. Генерал Зайцев с[о] своей миссией4, знаток Туркестана, отлично подготовившийся и снабженный и средствами в золоте, и ассортиментом подарков, — во время своего движения, уже совпавшего с концом Омска, попал на свой же белый “внутренний” фронт атамана Анненкова, был им задержан и едва выбрался, видимо, лишившись и части своих средств и подарков. 4. .В миссии был и священник (примеч. П.Ф. Рябикова).
6 О столь неожиданном конце этой столь широко задуманной командировки я уже слышал от генерала Зайцева в Шанхае, куда он в конце концов пробрался»5. 5. .Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-5793. Оп. 1. Д. 1 г. Л. 26.
7 17 февраля 1921 г. Зайцев телеграфировал из Пекина в Чугучак начальнику отряда атамана Дутова генералу А.С. Бакичу: «Поручена организация нового предприятия подробность подготовительной работы курьерами, скоро еду [в] Европу…»6. Генерал П.Ф. Рябиков писал 12 декабря 1921 г. атаману Г.М. Семенову о Зайцеве: «От всей души сочувствуя Вашему плану подготовлять почву на Западе Вост[очной] Сибири для борьбы с большевиками, считаю долгом порекомендовать как весьма полезного для этой работы ген. Зайцева, имеющего связи в Туркестане и по югу Сибири, отлично знающего обстановку и имеющего уже опред[еленные] планы. Я ему рекомендовал побывать у Вас, дабы работа велась планомерно и систематически по Вашим указаниям»7. В архиве Гуверовского института удалось обнаружить четыре письма Зайцева, проливающих свет на подготовку вторжения на советскую территорию в 1923 г. В коллекции В.И. Моравского сохранились машинописные копии двух писем Зайцева от 24 апреля и 6 августа 1923 г., адресованных В.П. Чередниченко-Мерсье, а также два подлинных рукописных, но не датированных письма Зайцева А.В. Сазонову8. Эти документы предлагаются вниманию читателей впервые. 6. .ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 2. Д. 985. Л. 76.

7. .ГАРФ. Ф. Р-5793. Оп. 1. Д. 98. Л. 83.

8. .Архив Гуверовского института (HIA). V.I. Moravsky collection. Box 10. Folder 37.

всего просмотров: 430

Оценка читателей: голосов 0

Система Orphus

Загрузка...
Вверх