Legal obstacles to the implementation of Prosecutor's supervision over the implementation of antitrust legislation and ways to improve it

 
PIIS013207690009754-1-1
DOI10.31857/S013207690009754-1
Publication type Article
Status Approved
Authors
 
Occupation: Leading specialist in competition law of JSC FGC
Affiliation: Expert in the field of antitrust legislation
Address: Russian Federation,
Abstract

In this article, the author pays attention to improving prosecutorial supervision of the implementation of antitrust laws and the presence of legal obstacles to prosecutorial supervision in this area.

The development of a market economy is characterized by the complexity of economic relations and the presence of extensive legislative regulation.

At the same time, in the author’s opinion, there are certain legal obstacles to the implementation of prosecutorial supervision of the implementation of antitrust laws, which are discussed in this article. In addition, there has been an increase in violations of the antimonopoly legislation by both business entities and government authorities, the effective counteraction of which is not always ensured by a special state body, the Federal Antimonopoly Service, which reflects the need to strengthen prosecutorial oversight of law enforcement by the FAS Russia and antimonopoly law enforcement in whole.

KeywordsProsecutorial supervision, legal obstacles, antitrust laws, improvement of prosecutorial supervision, prosecution authorities, antitrust authorities.
Received20.05.2020
Number of characters27898
100 rub.
When subscribing to an article or issue, the user can download PDF, evaluate the publication or contact the author. Need to register.
Размещенный ниже текст является ознакомительной версией и может не соответствовать печатной
1 Кожинский Александр Владимирович
2 Правовые препятствия осуществления прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства и пути его совершенствования
3 В стране отмечается рост нарушений антимонопольного законодательства со стороны как хозяйствующих субъектов, так и органов власти1, эффективное противодействие которым не всегда обеспечивает специальный государственный орган – Федеральная антимонопольная служба (далее – ФАС России), что отражает необходимость усиления прокурорского надзора за исполнением законов органами ФАС России и исполнением антимонопольного законодательства в целом. Статьей 8 Конституции Российской Федерации2 закреплены основные принципы экономики России. Гарантируется единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. Часть 2 статьи 34 Конституции запрещает деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Прокурорский надзор за исполнением законов в сфере экономики является одним из приоритетных направлений прокурорской деятельности. Приоритетные направления прокурорского надзора за исполнением законов в сфере экономики обусловливаются состоянием законности и мерами, принимаемыми руководством страны для решения первоочередных задач3. О.С. Капинус отмечает, что направление прокурорского надзора за исполнением законов прошло эволюционный путь развития, совершенствовались его формы и методы, с каждым годом он становился более результативным, однако наряду с этим возникли и новые задачи, связанные с отсутствием глубоко разработанной и научно обоснованной методики и тактики его осуществления. Задачи эти невозможно решить на должном уровне без глубоких научных разработок, специально посвященных данной проблематике4, что относится и к прокурорскому надзору за исполнением антимонопольного законодательства. Надзор за исполнением антимонопольного законодательства является приоритетным согласно п. 8 приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 07.12.2007 № 195 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов, соблюдением прав и свобод человека и гражданина». Данный вид надзора является одним из важнейших направлений прокурорского надзора за исполнением законов в сфере экономики, по мнению А.Э. Буксмана5 и А.В. Паламарчука6. В данной статье автор уделяет внимание вопросам правовых препятствия осуществления прокурорского надзора в рассматриваемой сфере и путей его совершенствования. В современный период сложилась практика, при которой прокуроры по административным правонарушениям монополистической направленности (ст.ст. 14.9, 14.31, 14.32, 14.33 и 14.40 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях – далее КоАП РФ), выявленным в результате собственных надзорных проверок, возбуждают дела без принятия решения комиссии антимонопольного органа, хотя согласно ч. 1.2 ст. 28.1 КоАП РФ принятие такого решения является обязательным условием для этого. А с другой стороны предварительное получение прокурором такого решения ставит реализацию надзорных полномочий прокурора в рассматриваемой сфере в зависимость от волеизъявления поднадзорного органа, что противоречит сущности самого отечественного прокурорского надзора за исполнением законов вне уголовно-правовой сферы. Для правильного определения путей выхода из данной противоречивой правовой ситуации требуются также соответствующие научные исследования. Согласно статье 28.4 КоАП РФ, при осуществлении надзора за соблюдением Конституции и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, прокурор вправе возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ или законом субъекта Российской Федерации. Таким образом, формально сложилась законодательная коллизия, так как нормы ч. 1.2 ст. 28.1 и ч. 1.2-1 ст. 28.1 КоАП РФ запрещают прокурору возбуждать дело об административном правонарушении по ст. 14.9, 14.9.1, 14.31, 14.32, 14.33, 14.40 КоАП РФ в отсутствии решения комиссии антимонопольного органа. На взгляд автора, это является законодательной ошибкой в рамках ограничения полномочий прокурора по административному преследованию в антимонопольной сфере. При этом только по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства выносится решение о наличии нарушения антимонопольного законодательства, и в случае его наличия возбуждается дело об административном правонарушении. Т.А. Тухватуллин в своей статье высказывает точку зрения, что после принятия решения комиссией антимонопольного органа прокурор в силу своих полномочий может возбудить дело об административном правонарушении по статьям по антимонопольным составам – ст. 14.9, 14.31–14.33 КоАП РФ7. Необходимо учитывать, что приказом Федеральной антимонопольной службы от 25.05.2012 № 339 «Об утверждении административного регламента Федеральной антимонопольной службы по исполнению государственной функции по возбуждению и рассмотрению дел о нарушениях антимонопольного законодательства Российской Федерации» установлен порядок рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства. Так, согласно п. 3.88 дело о нарушении антимонопольного законодательства рассматривается на заседании комиссии. Согласно статье 40 Закона № 135-ФЗ для рассмотрения каждого дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган создает в порядке, предусмотренном данным Законом, комиссию по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства (далее также – комиссия). Комиссия состоит из работников антимонопольного органа. Ее председателем может быть руководитель антимонопольного органа, его заместитель или руководитель структурного подразделения федерального антимонопольного органа. По мнению А.И. Гальченко, «прокурор хотя и наделен правом возбуждения дела о любом административном правонарушении, но проводить административное расследование может только по делам, относящимся к его исключительной компетенции»8. В научной работе коллектива авторов под редакцией С.В. Максимова и С.А. Пузыревского «Ответственность на нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики» указывается, что, поскольку единственным поводом возбуждения дела об административном правонарушении является решение комиссии антимонопольного органа, при отсутствии такого решения дело не может быть возбуждено, в том числе прокурором, в соответствии со ст. 28.4 КоАП РФ9. Особый порядок возбуждения дел об административных правонарушениях по ст. 14.9, 14.31, 14.32, 14.33, 14.40 фактически исключает из процессуальных субъектов, наделенных правами возбуждать дела об административных правонарушениях, прокуроров, которые при осуществлении надзора за соблюдением Конституции и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, имеют право возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ. ФАС России издало специальное информационное письмо за подписью руководителя И.Ю. Артемьева от 25.01.2010 № ИА/1636, в котором указывалось на недопустимые случаи направления прокурорами в антимонопольные органы возбужденных ими дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 14.31–14.33 КоАП РФ. Указанные дела возбуждались прокурорами без учета требований ч. 1.2 ст. 28.1 КоАП РФ, то есть без рассмотрения антимонопольными органами дел о нарушении антимонопольного законодательства. По мнению С.В. Максимова и С.А. Пузыревского самым опасным в случае применения ст. 14.9, 14.31, 14.32, 14.33, 14.40 КоАП РФ является то, что возбуждение дела прокурорами в отсутствие повода к возбуждению дел об административных правонарушениях может быть признано доказательством, полученным с нарушением закона, и привести к отмене решения антимонопольного органа в судебном порядке (при использовании таких доказательств). Такая опасность существует, даже если при последующем возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства принятое в установленном порядке решение о нарушении антимонопольного законодательства при обжаловании в суде будет признано законным и обоснованным10. Согласно статье 23.48 КоАП РФ уполномоченными лицами при рассмотрении дел об административных правонарушениях по ст. 14.9, 14.9.1, 14.31 , 14.32, 14.33 , 14.40 КоАП РФ являются руководитель федерального антимонопольного органа, его заместители или руководитель территориальных антимонопольных органов, их заместители. А.Ю. Кинев также отмечает, что при отсутствии решения антимонопольного органа возбудить дело по вышеуказанным антимонопольным статьям КоАП РФ невозможно, и считает, что аналогичный порядок должен быть и при возбуждении уголовных дел по ст. 178 УК РФ11. Вместе с тем, по мнению автора, положения ч. 1.2 и ч. 1.2-1 ст. 28.1 КоАП РФ противоречат положениям ст. 28.4 КоАП РФ. Так, например, порядок возбуждения уголовных дел за нарушение антимонопольного законодательства по ст. 178 УК РФ не предусматривает обязанности возбуждать уголовные дела только после рассмотрения антимонопольными органами дел о нарушении антимонопольного законодательства и это уже уголовно-правовая сфера отношений. Возбуждение же прокурором дел об административных правонарушениях монополистической направленности не входит в уголовно-правовую сферу, а является полномочием прокурора согласно ст. 22 Закона о прокуратуре и ст.28. 4 КоАП РФ и в ходит в полномочия прокурора надзора за исполнением законов.  Также если прокурору запрещать возбуждение дела об административном правонарушении в сфере антимонопольного законодательства без решения комиссии антимонопольного органа, то, следуя такой логике, должен действовать запрет и на принесение протеста, внесение представления и объявление предостережения, направление иска в суд без предварительного рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства комиссией антимонопольного органа. По мнению автора, прокурорский надзор нельзя ставить в зависимость от действий органа исполнительной власти, в данном случае антимонопольных органов. Тогда отсутствует сам смысл прокурорского надзора в государстве. С позицией С.В. Максимова, С.А. Пузыревского и А.Ю. Кинева можно вступить в дискуссию, так как прокурор, возбуждая дело об административном правонарушении по антимонопольным нарушениям, не привлекает к ответственности, а выявляет признаки нарушения антимонопольного законодательства для последующего рассмотрения данных признаков антимонопольными органами. Если органы прокуратуры лишать права возбуждения дела об административном правонарушении по антимонопольным составам без решения комиссии антимонопольного органа, тогда по аналогии органы прокуратуры можно лишить права на возбуждение дел об административных правонарушениях и в других сферах, например защиты прав потребителей, лесного надзора, нарушения порядка ценообразования, нарушений в сфере закупок, налоговых правонарушений и др. Данные нормы содержат правовые препятствия, сдерживающие повышение эффективности прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства и искажающие саму суть российского прокурорского надзора за исполнением законов вне уголовно-правовой сферы, которые запрещают прокурору по материалам собственной надзорной проверки возбуждать дела об административных правонарушениях монополистической направленности без предварительного принятия по ним решения поднадзорными прокуратуре Российской Федерации органами ФАС России. Проблеме правовых препятствий уделяли внимание теоретики права профессоры Матузов Н.И.12, Малько А.В.13, Панченко В.Ю.14, т.е. категория «правовые препятствия» является не выдумкой автора, а научной категорией теории права, которая автором конкретизирована применительно к теории прокурорского надзора вне уголовно-правовой сферы относительно надзора за исполнением антимонопольного законодательства. В данном выводе выявлено именно правовое препятствие для эффективного осуществления деятельности прокуратуры при применении такой меры реагирования как вынесение постановления о возбуждении производства по делам об административных правонарушениях по материалам собственных надзорных проверок, так как если органы прокуратуры лишать права возбуждения дела об административном правонарушении по антимонопольным составам без решения поднадзорной органам прокуратурой комиссии антимонопольного органа, это искажает саму суть данного прокурорского надзора, создавая препятствия для его осуществления в режиме независимости от кого бы то ни было. Таким образом, автором сделан вывод, действующее законодательство Российской Федерации содержит правовые препятствия, сдерживающие повышение эффективности прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства и искажающие саму суть российского прокурорского надзора за исполнением законов вне уголовно-правовой сферы, запрещающие прокурору по материалам собственной надзорной проверки возбуждать дела о некоторых административных правонарушениях монополистической направленности без предварительного принятия по ним решения поднадзорными прокуратуре Российской Федерации органами ФАС России, уполномоченными рассматривать по существу возбужденные прокурором дела данной категории. Огромный вред экономике государства причиняется картельными соглашениями, в связи с чем своевременное обеспечение возмещения причиненного ими вреда средствами прокурорского надзора приобретает особую актуальность. Однако, в данной категории дел органы прокуратуры сталкиваются с существенными проблемами, связанными с пробелом законодательных норм, создающих правовую неопределенность относительно круга субъектов, ответственных за исчисление размеров извлеченного дохода и причиненного ущерба от заключения картельных соглашений, которая на практике дает органам ФАС России основания для принятия решений о применении к участникам картельных соглашений административных наказаний без исчисления размеров ущерба и дохода, превышение определенных размеров которых исключает административную ответственность, что, в свою очередь, увеличивает временные затраты на проверку законности таких решений и сдерживает процесс повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законов в рассматриваемой сфере. Для обоснования путей устранения данного пробела требуются соответствующие научные исследования. Также существенной проблемой, на взгляд автора, сдерживающей повышение эффективности прокурорского надзора в данной сфере является то, что привлечения к уголовной ответственности за заключение картельных соглашений по ст. 178 Уголовного Кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) требуется причинение крупного или особо крупного ущерба либо извлечение дохода в крупном или особо крупном размере, что не требуется для привлечения к административной ответственности за такие нарушения, что дает возможность органам ФАС России выборочно передавать материалы в следственные органы по делам о картельных соглашениях. Для привлечения к уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ требуется наступление от такого правонарушения как минимум трех последствий в совокупности, а именно: - наступление последствий, указанных в п. 1–5 ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ), например, такого, как возникновение раздела рынка между конкурентами по территориальному принципу и т.п.; - наступление реального ограничения конкуренции; - причинение крупного ущерба или особо крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо извлечение дохода в крупном размере или в особо крупном размере. В науке отмечается, что для наступления уголовной ответственности за совершение деяния, предусмотренного ст. 178 УК РФ, необходимо наступление реального ограничения конкуренции15. Также Б.В. Волженкин отмечает, что причинами неэффективного использования уголовно-правовых средств борьбы с ограничением конкуренции является недостаточная профессиональная подготовка следственного аппарата16. Для привлечения к административной ответственности за такое же нарушение, согласно ст. 14.32 КоАП РФ, достаточно наличие одного последствия, предусмотренного п. 1–5 ч. 1 ст. 11 Закона № 135-ФЗ. Закон при этом не обязывает органы ФАС России определять размер полученного дохода или причиненного ущерба. Из-за такой правовой неопределенности сложилась противоречивая практика борьбы с картельными соглашениями. Комиссия по рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства, образующаяся при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства в антимонопольных органах, по результатам рассмотрения дел передает не все материалы о нарушениях антимонопольного законодательства в следственные органы, а выборочно, по своему усмотрению, не руководствуясь определенными четкими критериями, а следственные органы по переданным материалам не возбуждают уголовные дела без установления размера полученного дохода или причиненного ущерба от картельного соглашения. В результате может наблюдаться формальный подход к борьбе с картельными соглашениями, что препятствует обеспечению верховенства закона, единства и укрепления законности в данной сфере. Закон № 135-ФЗ не обязывает органы ФАС России определять сумму извлеченного дохода или размер причиненного ущерба от заключенного картельного соглашения, за которые предусмотрена административная и уголовная ответственность по ст. 178 УК РФ. Следовательно, можно сделать вывод, что действующее антимонопольное законодательство Российской Федерации имеет пробел, обуславливающий возможность несвоевременного принятия прокурором мер к возбуждению уголовных дел по фактам заключения уголовно-наказуемых картельных соглашений и устранению их последствий, суть которого (пробела) заключается в том, что закон не возлагает на органы ФАС России, выявивших факты заключения картельных соглашений, обязанности определять размеры извлеченного дохода и причиненного такими соглашениями ущерба, превышение определенного уровня которых образует признак объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ «Ограничение конкуренции», и в то же время позволяет органам ФАС России, без учета этих размеров, привлекать лиц, заключивших картельные соглашения, к административной ответственности, не направляя материалы или информацию об этом в правоохранительные органы для привлечения виновных к уголовной ответственности, в связи с чем органы прокуратуры лишены правовой возможности незамедлительно определить законность принятого органами ФАС России по делам данной категории решения и вынуждены проводить собственные проверочные действия с привлечением соответствующего специалиста для определения и подсчета размеров причиненного ущерба и извлеченного дохода, что требует значительных временных затрат и поэтому негативно влияет на уровень законности в данной сфере. Для решения рассматриваемой проблемы представляется необходимым Закон № 135-ФЗ дополнить положением, возлагающим на органы ФАС России обязанность в каждом случае определять сумму извлеченного дохода или сумму ущерба от совершенного картельного соглашения, а также информировать органы прокуратуры о направленных в правоохранительные органы материалах по делам о картельных. Практиками в антимонопольной сфере отмечается, что выводы о наличии причиненного ущерба или извлеченного дохода, полученного в связи с нарушением антимонопольного законодательства, в случае их установления подлежат отражению в тексте решения по делу17. Данное утверждение еще раз подтверждает, что сумма извлеченного дохода или нанесенного ущерба не всегда устанавливается антимонопольными органами, а при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства по картелям и вовсе не обязательна. Также некоторые ученые считают, что для установления признаков преступления ст. 178 УК РФ необходим соответствующий правовой акт антимонопольного органа, так как только он правомочен осуществлять соответствующие исследования ситуации на рынке, и самостоятельно решать вопрос об уголовной ответственности по ст. 178 УК РФ органы следствия не могут, так как для этого нужно точно знать, есть картель или нет18. Данное мнение представляется автору неверным, так как законодательством не предусмотрено обязанности возбуждения уголовного дела по ст. 178 УК РФ только после принятия решения комиссией антимонопольного органа. Кроме того, важным фактором в сфере совершенствования прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства является взаимодействие органов прокуратуры с антимонопольными органами, которое должно способствовать более эффективному выявлению, устранению и предупреждению правонарушений. Существует соглашение о взаимодействии между Прокуратурой Орловской области и УФАС по Орловской области от 27.10.201019. По данному соглашению УФАС по Орловской области обязуется в том числе: - информировать прокуратуру о выявленных нарушениях законодательства о закупках, в которых цена контракта превышает 500 тыс. руб.; - ежегодно проводить анализ выявленных нарушений антимонопольного законодательства в целях определения наиболее типичных факторов, способствующих коррупции, и представлять рекомендации по их устранению. Также стороны проводят совместные проверки для более эффективного выявления и устранения нарушений закона. В свою очередь, прокуратура Орловской области обязуется использовать информацию УФАС по Орловской области о выявленных нарушениях антимонопольного законодательства и законодательства о закупках для принятия мер прокурорского реагирования. Подобных соглашений о взаимодействии между органами прокуратуры и органами ФАС России немного. При проведении анкетирования работников прокуратуры 85% отметили необходимость заключения соглашения о взаимодействии между Генеральной прокуратурой Российской Федерации и ФАС России20.

90% сотрудников антимонопольных органов на вопрос: «Необходимо ли заключить соглашение о взаимодействии между Генеральной прокуратурой Российской Федерации и ФАС России» ответили положительно21.

Учитывая приоритетность прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства, результаты анкетирования работников прокуратуры и сотрудников антимонопольных органов, сделан вывод, что важным средством повышения уровня законности в экономической сфере, регулируемой антимонопольным законодательством, и повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства в современных условиях является совершенствование взаимодействия между органами прокуратуры и органами ФАС России, особенно в форме взаимного информирования друг друга о выявленных ими нарушениях антимонопольного законодательства и принятых мерах, сбалансированного и согласованного применения полномочий специалистов ФАС России и прокуроров, проведения совместных учебных семинаров, выработки совместных рекомендаций по выявлению и устранению нарушений антимонопольного законодательства, в связи с чем обоснована необходимость заключения соглашения о взаимодействии между Генеральной прокуратурой Российской Федерации и ФАС России.
1. В общем количестве нарушений антимонопольного законодательства совершенными органами власти, федеральные органы власти в 2017 г. совершено 1,2% от общего соотношения данных нарушений, а региональные и муниципальные органы власти – 98,8%. Кроме того, особо выделяется проблема борьбы с антиконкурентными соглашениями, в том числе картелями, по которым в 2017 г. возбуждено 675 дел об антиконкурентных соглашениях, из них 360 – о картелях, что на 8% больше, чем в предыдущем 2016 г.// Заседание Государственного Совета по развитию конкуренции от 05.04.2018. >>>> В 2018 году дел по картелям возбуждено – 332, что на 8% меньше 2017 г.

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Российская газета от 25.12.1993, № 237.

3. Субанова Н.В. Прокурорский надзор как средство укрепления законности в сфере экономики // Журнал российского права. 2012. № 1. С. 55.

4. Капинус О.С. Прокурорский надзор за исполнением законов: состояние и перспективы развития // Законность. 2013. № 7. С. 3–9.

5. Прокурорский надзор за исполнением законодательства в сфере экономики: сборник методических материалов; Генеральная прокуратура Российской Федерации; Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации. М., 2010. С. 7.

6. Паламарчук А.В. Особенности прокурорского надзора в условиях экономических санкций // Законность. 2015. № 3 // СПС «Гарант».

7. Тухватуллин Т.А. Полномочия прокурора по административному преследованию за правонарушения в экономической сфере // Административное право и процесс. 2015. № 8 // СПС «Консультант Плюс».

8. Гальченко А.И. Возбуждение прокурором дел об административных правонарушениях // Законность. 2014. № 2. С. 22.

9. Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики // отв. ред. д.ю.н. Максимов С.В., к.ю.н. Пузыревский С.А. // Справочная правовая система «КонсультантПлюс», 2016.

10. Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики / под ред. С.В. Максимова и С.А. Пузыревского. Монография. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2016 // СПС «Консультант Плюс».

11. Кинев А.Ю. Уголовная ответственность за картели: практика применения статьи 178 УК РФ // СПС «КонсультантПлюс».

12. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. М.: Юристъ, 2004.

13. Мальков А.В.Препятствия как фактор снижения эффективности правового воздействия: понятие, признаки, классификация // Сборник научных трудов по итогам всероссийских научно-практических конференций с международным участием «Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов» (4 июля 2014 г.) и «Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: технологии распознавания и преодоления» (3 июля 2015 г.). Красноярск «Центр информации». 2015. С.33 – 46.

14. Панченко В.Ю., Петров А.А.Юридические препятствия в реализации прав и законных интересов: проблемы теории и практики // Издательство «Юрлитинформ». 2015.

15. Волженкин Б.В. Уголовное право России, учебник для вузов в двух томах. Т. 2. Особенная часть. С. 263. . М.: Профобразование, 2002. 

16. Волженкин Б.В. К вопросу о совершенствовании законодательства об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности // Издательство Ярославского государственного университета. Ярославль, 2000. С. 22.

17. Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства: проблемы теории и практики / ответ. ред. д. ю. н. Максимов С. В., к. ю. н. Пузыревский С.А. // СПС «КонсультантПлюс», 2016.

18. Денисова А.В. Общественно опасные последствия преступления, предусмотренные ст. 178 УК РФ «Ограничение конкуренции» // СПС «КонсультантПлюс», 2016.

19. См. интернет-ресурс: >>>> (дата обращения: 01.04.2016).

20. Результаты анкетирования прокурорских работников по проблемам прокурорского надзора за исполнением антимонопольного законодательства на факультете повышения квалификации Университета прокуратуры РФ – 2019 г.

21. Там же

1. ????????????????? ??????:

2. ????????? ?.?. ????????? ????? ??????, ??????? ??? ????? ? ???? ?????. ?. 2. ????????? ?????. ?.: ???????????????, 2002.

3. ????????? ?.?. ? ??????? ? ????????????????? ???????????????? ?? ??????????????? ?? ???????????? ? ????? ????????????? ???????????? // ???????????? ???????????? ???????????????? ????????????. ?????????, 2000.

4. ????????? ?.?. ??????????? ?????????? ??? ?? ???????????????? ??????????????? // ??????????. 2014. ? 2.

5. ???????? ?.?. ??????????? ??????? ??????????? ????????????, ??????????????? ??. 178 ?? ?? "??????????? ???????????" // ??? "???????????????", 2016.

6. ??????? ?.?. ???????????? ?????? ?? ??????????? ???????: ????????? ? ??????????? ???????? // ??????????. 2013. ? 7.

7. ????? ?.?. ????????? ??????????????? ?? ???????: ???????? ?????????? ?????? 178 ?? ?? // ??? "???????????????".

8. ??????? ?.?.??????????? ??? ?????? ???????? ????????????? ????????? ???????????: ???????, ????????, ????????????? // ??????? ??????? ?????? ?? ?????? ????????????? ??????-???????????? ??????????? ? ????????????? ???????? "??????????? ??????????? ? ?????????? ???? ? ???????? ?????????" (4 ???? 2014 ?.) ? "??????????? ??????????? ? ?????????? ???? ? ???????? ?????????: ?????????? ????????????? ? ???????????" (3 ???? 2015 ?.). ?????????? "????? ??????????". 2015.

9. ??????? ?.?., ?????? ?.?. ?????? ??????????? ? ?????: ???????. ?.: ??????, 2004.

10. ??????????????? ?? ????????? ???????????????? ????????????????: ???????? ?????? ? ???????? // ???. ???. ?.?.?. ???????? ?.?., ?.?.?. ??????????? ?.?. // ?????????? ???????? ??????? "???????????????", 2016.

11. ?????????? ?.?. ??????????? ????????????? ??????? ? ???????? ????????????? ??????? // ??????????. 2015. ? 3 // ??? "??????".

12. ???????? ?.?., ?????? ?.?.??????????? ??????????? ? ?????????? ???? ? ???????? ?????????: ???????? ?????? ? ???????? // ???????????? "???????????". 2015.

13. ???????????? ?????? ?? ??????????? ???????????????? ? ????? ?????????: ??????? ???????????? ??????????; ??????????? ??????????? ?????????? ?????????; ???????? ??????????? ??????????? ?????????? ?????????. ?., 2010.

14. ???????? ?.?. ???????????? ?????? ??? ???????? ?????????? ?????????? ? ????? ????????? // ?????? ??????????? ?????. 2012. ? 1.

15. ??????????? ?.?. ?????????? ????????? ?? ????????????????? ????????????? ?? ?????????????? ? ????????????? ????? // ???????????????? ????? ? ???????. 2015. ? 8 // ??? "??????????? ????".

Система Orphus

Loading...
Up